Browse By

Возможности КНДР по созданию асимметричного ответа на перспективные программы вооруженных сил США

Возможности КНДР по созданию асимметричного ответа на перспективные программы вооруженных сил США

B. B. Хрусталев

North-East Asian Military Studies, эксперт, Владивосток, Россия

В свете развития перспективных американских военных программ, а также объективных возможностей создаваемых современными и ожидаемыми перспективными технологиями, перед Пхеньяном встает ряд вопросов. В первую очередь о том, существует ли возможность обеспечения полноценной дееспособности национального ядерного арсенала относительно американской угрозы. Как по способности выжить при первом ударе (современные и перспективные средства мониторинга территории КНДР), так и нанесению ядерного удара ракетами в условиях существования гипотетических перспективных систем ПРО (ПРО на активном участке, космические средства перехвата, новые ракеты-перехватчики и т д). Анализ имеющихся у КНДР технологических заделов, а также того, что может быть доступно для разных мелкотоннажных закупок через третьи руки, показывает — задел для решения этой задачи есть. К таким решениям относятся ракеты со сверхкоротким активным участком, ракеты с разделяющимися головными частями и комплексами преодоления средств ПРО, ракеты с частично-орбитальными боеголовками, ракеты-мишени, противоспутниковые ракеты, ядерные взрывы в высоких слоях атмосферы и космосе и многие другие. К 2030-2035 гг Пхеньян в принципе способен создать такие образцы, при принятии политического решения.

Ключевые слова: ядерный удар, ПРО, ПРО на активном участке, космические средства перехвата, ракеты со сверхкоротким активным участком, ракеты с разделяющимися головными частями, ракеты с частично-орбитальными боеголовками, ракеты-мишени, противоспутниковые ракеты, ялерные взрывы.

Потенциальные перспективные опасности для ядерных сил КНДР

В настоящее время (и на ближнюю перспективу) ракетный потенциал КНДР обладает достаточными способностями по выживанию в первом ударе и по преодолению систем противоракетной обороны (ПРО) противника. Однако в США широко обсуждаются различные варианты (и реализуются опытные перспективные программы) относительно того, чтобы создать ПРО с радикально новыми возможностями. Не только против ракетного потенциала КНДР, но наиболее опасного именно для ракетных сил КНДР.

Одновременно идет совершенствование способности по ведению разведки (практически в реальном времени), и нанесению по ее данным эффективного первого обезоруживающего удара (как ядерного так и неядерного). Однако рассмотрение вопросов предполагаемого обеспечения парирования этой опасности выходит за рамки данного текста.

Именно ПРО является основным центром приложения усилий и в настоящее время в том или ином виде изучается/отрабатывается целый ряд принципиально новых возможностей. Неизвестно какие именно будут внедрены в итоге, но при анализе перспектив следует изучить весь спектр вариантов.

Во-первых, речь идет о различных программах создания систем перехвата баллистических ракет еще на взлете. Это предполагается сделать либо специальными ракетами-перехватчиками запускаемыми с летательных аппаратов вблизи территории КНДР, либо (в случае решения ряда принципиальных проблем) лазером размещенном на некоем крупногабаритном воздушном носителе.

Во-вторых, орбитальные спутники-перехватчики из созвездий спутников двигающихся по низким околоземным орбитам и обеспечивающих возможность быстрого столкновения (за счет прохождения очередного спутника недалеко от района прохождения расчетной траектории ракеты) дежурного в данный момент перехватчика с ракетой идущей в космическом пространстве на восходящем участке.

В-третьих, широкое развертывание новых противоракет способных поражать цели на баллистическом (после выключения двигателя ракеты) и конечном (вхождение боеголовок в атмосферу и снижение в ней). Что в ответ может предпринять Пхеньян?

Возможные меры противодействия перспективным системам ПРО

Нейтрализация системы ПРО на активном участке

БР способная преодолеть такую оборону должна иметь очень короткий по времени активный участок, и высокую защищенность от поражабщих факторов оружия направленной энергии. [1-7] Схожие задачи были успешно решены при создании противоракет еще в 1960-х гг и на очень простой технологической базе.

Например, ракета ПРО «Спринт». [8-9] Достигающая высоту в 30 км за 15 секунд. Скорость ракеты 3.4 км в секунду могла достигаться за 5 секунд. Это скорости ракет средней дальности в конце активного участка. Чтобы ракета не расплавилась от нагрева, её обшивка была покрыта слоем абляционной защиты.

Это пример того, какие варианты могут быть реализованы КНДР. Но не для создания противоракеты, а для конструирования новых баллистических ракет средней и большой дальности. Коническая геометрия, очень высокая тяговооруженность, оснащение корпуса по всей поверхности серьезной абляционной теплозащитой.

Такая ракета успеет взлететь и обеспечить отделение головной части что в условиях полета в зоне стрельбы ракетами-перехватчиками, что в зоне стрельбы лазера. В первом случае в большинстве вариантов активный участок может завершиться еще даже до пуска противоракеты по факелу (а даже если пуск состоялся, то догнать ракету вовремя будет большая проблема). Во-втором, случае абляционная теплозащита обеспечит возможность двигателю успеть полностью доработать до момента, когда воздействие лазера сможет нанести ущерб запуску.

Нейтрализация эшелона ИСЗ-перехватчиков

Во-первых, короткий активный участок завершаемый как можно ниже (по возможности до высот 150-200 км). В этом случае, если отделение полезной нагрузки произошло раньше зоны перехвата, то резко растет число целей которые надо успеть сбить силами эшелона обороны.

Во-вторых, атаки с земли по самим ИСЗ ПРО, в том числе с использованием ядерных боеголовок. [10] Собственно первые противоспутниковые ракеты США — это были специальные адаптированные БР средней дальности «Тор» с ядерным зарядом. Для КНДР создание такого оружия принципиальной проблемы не представляет (есть все компоненты технологии). Ракеты могли перехватить орбитальный объект на высоте до 1300 км и на дистанции до 2800 км. Радиус поражения мегатонной боевой части гарантировал уничтожение спутника радиационным и термическим воздействием на дистанции до 8 км. И это было создано на технической базе начала 1960-х гг. [11]

Нейтрализация эшелона противоракет морского и наземного базирования на среднем и конечном участке траектории

Во-первых, КНДР достаточно продвинулась в области как ракет, так и ядерных зарядов. Потому логичным входом становится создание БР с разделяющимися головными частями (неcколько боеголовок (БЧ) на одну ракету). Чем больше боеголовок, тем больше шансов что ПРО хотя бы часть преодолеет.

Хороший пример того, как могла бы выглядеть БР оптимизированная под насыщение ПРО — это американская БРПЛ «Посейдон-С3» созданная во второй половине 1960-х. [12] Это была двухступенчатая твердотопливная БР способная нести до 14 зарядов. 14 на дальность 3300 км, 10 на 4600 км, и 6 на 5600 км. В варианте на 14 боеголовок не было индивидуального нацеливания каждой. После проведения нацеливания двигателем второй ступени производится одновременный отстрел всех боеголовок. 14 боеголовок — это 28 противоракет для перехвата из расчета минимального 2 к 1. Хотя в реальности может уйти и 56 противоракет на нагрузку одной БР и больше!

При этом, необязательно чтобы все блоки нагрузки были в ядерном снаряжении, Даже если все кроме одной будут болванками с тем же весом и объемом – это будет резким ростом сложности перехвата. А ведь еще есть и более легкие ложные цели (вроде надувных «боеголовок» весящих от 0.5 до 6 кг и сохраняющих свои имитирующие свойства до высот 120-160 км или металлических имитаторов весом в десятки кг выглядящих убедительно до десятков км высоты). Также можно заранее использовать часть ракет, как ракеты преодоления ПРО (т е сразу несущие только ложные цели для перенасыщения ПРО).

Предположим есть 10 ракет, 2 настоящих ядерных боеголовки и 500 ложных целей. А у противника 250 противоракет. Расчеты показывают, что если ложные цели не отличаются от боеголовок для систем наведения ПРО, то итоговая ситуация очень интересная. Вероятность что перехватят каждую отдельную боеголовку составит менее 50%, а что перехватят обе реальных боеголовки — менее 25%. Зато вероятность того, что хотя бы одна реальная боеголовка преодолеет ПРО — составит около 75%!

Во-вторых, в теории КНДР может пойти на создание и достаточно экзотического оружия — ракет с частично-орбитальными боеголовками. Такие системы еще имеют название «систем частично-орбитального бомбометания». У таких ракет боеголовка после запуска и выхода на низкую околоземную орбиту, совершив неполный оборот по орбите, поражает цель на поверхности Земли. Такая система не имеет ограничений по дальности стрельбы, а траектория орбитального полёта не позволяет до самого последнего момента прогнозировать точку прицеливания. Теоретически такая система позволила бы наносить ракетно-ядерные удары по территории США по наименее защищенным траекториям. Например, в обход кратчайших баллистических траекторий через Тихий Океан избыточно перекрываемых противоракетами с кораблей.

В СССР уже в 1968 г была поставлена на вооружение подобная ракета — Р-36орб. [13] С боевого дежурства были сняты в рамках договоров в 1983 г. Однако факт постановки на вооружении такого оружия еще в 1960-х говорит о многом. Аналогичный проект был начат в Китае еще в 1965 г, а в 1970 г началась разработка специальной ракеты. В 1973 г проект был прекращен из-за технических трудностей. Однако технический уровень КНДР в области ракетостроения ныне явно выше чем Китая в 1973 г!

Поэтому если у КНДР будет за десятилетие накоплен опыт серии успешных запусков спутников различного назначения на разные орбиты, то такая система станет достижима при принятии политического решения.

Выводы:

Во-первых, развитие систем ПРО будет толкать КНДР к мерам по их нейтрализации, в первую очередь созданием, испытанием и производство образцов ракетной техники способных эту ПРО преодолевать.

Во-вторых, КНДР создать такие системы в принципе способна. Даже при самых пессимистических сценариях Пхеньян имеет ряд реалистичных вариантов по нейтрализации новых систем ПРО США и их союзников.

Спиcок литературы

1. Широкомасштабная система противоракетной обороны и международная безопасность.// Климатические и биологические последствия ядерной войны. М.: Наука, 1987. С. 221-284.

2. Dean A. Wilkening. Airborne Boost-Phase Ballistic Missile Defense.//Science and Global Security, 2004, Volume 12, №1-2, pp. 1-67.

3. Jan Stupl, Götz Neuneck. Assessment of Long Range Laser Weapon Engagements: The Case of the Airborne Laser.//Science and Global Security, 2010, Volume 18, №1, pp. 1-60.

4. Barton, David K. et al. Report of the American Physical Society Study Group on Boost-Phase Intercept Systems for National Missile Defense: Scientific and Technical Issues.// 2004, Reviews of Modern Physics, 76.3, p 1–424.

5. Richard L. Garwin and Theodore A. Postol. Airborne Patrol to Destroy DPRK ICBMs in Powered Flight. November 26, 2017. Адрес доступа: https://rlg.fas.org/refine.pdf

6. R.L. Garwin and T.A. Postol. Technical Refinements in Design Features of the Airborne Patrol Against North Korean ICBMs. May 10, 2018. Адрес доступа: https://rlg.fas.org/refine.pdf

7. Countermeasures. A Technical Evaluation of the Operational Effectiveness of the Planned US National Missile Defense System. 2000, Union of Concerned Scientists, MIT Security Studies Program. Адрес доступа: https://www.ucsusa.org/sites/default/files/2019-09/countermeasures.pdf

8. Sprint ABM. Адрес доступа: http://www.astronautix.com/s/sprintabm.html

9. Антиракета Sprint. Адрес доступа: https://missilery.info/missile/sprint

10. David Wright. How to Think about Space-Based Missile Defense. August 22, 2018. Адрес доступа: https://allthingsnuclear.org/dwright/space-based-missile-defense/

11. Хрусталев В. А cможет ли КНДР сбивать спутники?. NEAMS, 1 ноября 2021 г. Адрес доступа: http://www.neams.ru/а-сможет-ли-кндр-сбивать-спутники/

12. Стратегический ракетный комплекс UGM-73A Poseidon-C3. Адрес доступа: https://missilery.info/missile/poseidon

13. Ракетный комплекс c орбитальной ракетой Р36орб (8К69). Адрес доступа: https://rvsn.info/missiles/r_36orb.html

14. DF-6. Адрес доступа: https://nuke.fas.org/guide/china/icbm/df-6.htm

Опубликовано в: Материалы Х Международной корееведческой конференции ДВФУ, Владивосток, 5–6 ноября 2021 г. = Х FEFU International Korean Studies Conference Proceedings, Vladivostok, 5–6 November 2021 / отв. ред. В.С. Акуленко. – Владивосток : Изд-во Дальневост. федерал. ун-та, 2021.  С.  34-37.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *